full screen background image

В РХТУ им. Менделеева готовят изменения в школьный учебник по химии



Каким должен быть школьный учебник химии? Почему будущим химикам не стоит увлекаться виртуальными опытами? Что общего у химика и пекаря? «Российская газета» беседует с исполняющим обязанности ректора РХТУ им. Менделеева профессором Ильей Воротынцевым.

Молекулы в цифре

Илья Владимирович, во всех вузах сейчас на повестке — сотрудничество c зарубежными учеными и лабораториями. Химическая наука под санкциями?

Илья Воротынцев: В РХТУ все в целом стабильно. У нас есть несколько международных лабораторий, например, по созданию полимерных материалов, фармацевтических препаратов, которые продолжают работать. Более того, поступают запросы на открытие новых, есть приглашения на крупные конференции по мембранным технологиям.

Но вот недавно чешские коллеги попросили убрать их имена из списка авторов одной научной статьи. Конечно, для сотрудничества с западными коллегами сейчас время тяжелое. Но Китай, Индия, Бразилия и другие страны БРИКС — здесь все позитивно.

А международные стажировки студентов "подвисли"?

Илья Воротынцев: Почему-то всегда, говоря про "международное", подразумевают западное направление. А мир ведь большой. У нас недавно открылся филиал в Ташкенте (Республика Узбекистан). И это уже отдельное направление для международного сотрудничества. Активно работаем с Вьетнамским тропическим центром: группа коллег отправляется туда на месяц на стажировку. Так что давайте смотреть шире, раздвигать горизонты научного взаимодействия!

В этом году сдавать химию на ЕГЭ по выбору будут 95 тысяч человек. Это около 15 процентов от всех сдающих ЕГЭ, и даже больше, чем в прошлом году. Кого ждете?

Илья Воротынцев: Ждем всех. Но понимаем: большая часть тех, кто сдает химию в школе, как правило, идут в медицинские вузы. Зато к нам приходят те, кто точно уверен в своем выборе. В РХТУ в этом году будет рекордный в истории вуза бюджетный набор — около 2 тысяч человек, включая магистров. Мы ждем смельчаков, энтузиастов, более того, наша новая концепция работы с абитуриентами: "Я — химик, я создаю будущее!". Это действительно так. Сегодня химическое образование открывает невероятные возможности для профессиональной реализации, а для поколения зуммеров это важнее, чем просто диплом.

Накануне приемной кампании абитуриенты вместе с родителями штудируют рейтинги и топы. Ваш хит-парад профессий на ближайшие годы?

Илья Воротынцев: Безусловно, специальности, связанные с фармацевтикой, биотехнологиями. Эти направления активно развиваются, сейчас очень много стартапов по биотеху. Фарма суперпопулярна, хотя в отрасли есть проблемы: мы классно умеем делать лекарства и таблетировать лекарственные формы, но практически все активные фармсубстанции привозятся из-за границы. Нам нужны так называемые "револьверные" заводы и лаборатории, которые бы смогли "выстрелить" за очень небольшой период, чтобы закрыть эту потребность. Особо хочется отметить новые процессы и аппараты в химической технологии, например, микрофлюидику, когда производство вместо большого завода умещается в контейнере. И, конечно, в топе — информационные технологии в химии.

Это как? Оцифровка молекул, виртуальные опыты?

Илья Воротынцев: Безусловно, виртуальные лаборатории тоже востребованы. Надеваешь виртуальный шлем, виртуальными джойстиками берешь виртуальную пробирку… Однако химия — все же "магия на кончиках пальцев", ее надо чувствовать. Надо понимать, каким пальцем и каким движением сжать пипетку, чтобы в пробирку попало нужное количество вещества. Но ИТ в химии — это больше про цифровые двойники заводов. Когда, регулируя в цифровой модели параметры, вы оптимизируете работу целого предприятия. Сюда же входит и моделирование. Такие специалисты дорого стоят.

Идеальный учебник химии — это, кроме понятных текстов, еще и QR-коды: навел телефон и увидел, как выглядит завод или лаборатория

Ну и еще одно "топ"-направление — композитные материалы. Они сейчас везде: производите ли вы клюшки для хоккея или опоры ЛЭП, которые больше не нужно красить каждый год, так как нет коррозии. Ученые РХТУ, кстати, разработали некоторые запасные части для электробусов в Москве и элементы отделки нового отечественного самолета МС-21.

Химия и жизнь

Айтишники говорят, что в информатику можно "входить" уже класса со второго. А в химию?

Илья Воротынцев: В большую химию — с восьмого, когда и начинаются уроки химии в школе. Ведь это работа с кислотами, щелочами. Но да — какие-то простые опыты доступны детям и класса со второго. Моя дочь-второклассница, например, очень любит делать слаймы. А ведь это тоже химия. Вы, возможно, не задумывались, но процесс приготовления теста и выпечка — та же химия: смешать ингредиенты, оставить тесто "подойти"… Брожение, образование СО2 — чистая химия! Об этом нужно рассказывать и показывать на реальных и понятных примерах из жизни.

Но многие химии боятся. Есть даже термин "хемофобия". Почему?

Илья Воротынцев: Мне кажется, у нас мало говорят о том, что химия — практически везде вокруг нас. И в ней нет ничего ужасного. Современный химический завод, на самом деле, — классное, красивое, чистое производство с высочайшим уровнем безопасности. А человеческий организм — вообще идеальный химический реактор. Внутри нас происходят интереснейшие процессы. Например, мы смотрим друг на друга — это электрический сигнал. А съели кусок торта или стейк — приходит чувство насыщения, это химический процесс.

Мне кажется, что школьным учебникам по химии нужна адаптация к современности, они должны учитывать особенности поколения, для которого написаны.

Будете предлагать Минпросвещения новую версию учебника?

Илья Воротынцев: Мы в самом начале пути: пока планируем опубликовать несколько статей в журнале "Химия в школе". Идем маленькими шагами, показывая отдельные области нашей науки, доступным языком рассказывая про неорганику, органику, мембраны, газы, микроэлектронику… В прошлом году я стал научным куратором конференции для учителей химии. Будем стараться задать новую траекторию развития школьному химическому образованию.

Химия должна повернуться к людям благодатным своим лицом. Это метанаука, она междисциплинарна, проникает во многие области науки и жизни. А идеальный современный учебник химии — это, кроме понятных и интересных текстов, еще и куар-коды: навел телефон и увидел на экране, как выглядит внутри и снаружи химический завод или лаборатория в НИИ. Чтобы картинка была живая, и ее можно было покрутить, "потрогать".

Вузы вернулись к очным занятиям. Но некоторые студенты признаются: в онлайне им было удобнее. У вас такие есть?

Илья Воротынцев: Химики — это, в первую очередь, руки, практика, навыки. В РХТУ 60 процентов студентов из регионов, и здорово, что большинство ребят после дистанта смогли приехать и снова учиться офлайн. Сейчас практические и лабораторные занятия проводятся очно. Но часть лекций мы оставили в онлайне: это просто удобно как студентам, так и преподавателям. Можно собрать 200-300 студентов, даже тысячу. В общем, действуем по принципу "разумной достаточности". Думаю, в будущем будем ориентироваться на 5-10 процентов онлайн-лекций.

В РХТУ им. Менделеева готовят изменения в школьный учебник по химии

Химия — практически везде вокруг нас. И в ней нет ничего ужасного. Фото: Александр Корольков

Минобрнауки попросило максимально облегчить зачисление в российские вузы студентов из ЛНР и ДНР. В РХТУ такие появились?

Илья Воротынцев: Да, несколько человек уже учатся. Конечно, есть некоторая разница в учебных планах, но мы быстро ее компенсируем путем дополнительных занятий и межфакультетских курсов.

А что с иностранцами?

Илья Воротынцев: Практически все иностранные студенты вернулись на учебу и учатся очно. Более того, развиваем проект с Китаем: в сентябре 2022 г. на учебу к нам приедут первые 20 студентов из Нанкинского университета.

700 мембран и один щелчок

Вы из династии химиков: дед, отец, брат. Часто сюда приходят "по зову крови"?

Илья Воротынцев: В РХТУ очень много химических династий. Причем, не только два, но и три, четыре поколения. Но, знаете, должна произойти какая-то реакция внутри человека, что-то сработать — щелкнуть.

У меня был студент — троечник, второгодник, который после бакалавриата пришел и сказал: хочу идти дальше, в магистры. Я очень сомневался, но решил — пусть будет шанс. Говорю: поработай лето, вот тебе 700 мембран, нужно их все протестировать. Он приходил каждый день. В итоге по этому материалу мы написали две статьи, парень получил дополнительные баллы за научную работу и прошел в магистратуру. Потом закончил аспирантуру, защитил кандидатскую в РХТУ, а в прошлом году получил премию правительства Москвы. Вот такой путь: из троечника до престижной премии.

Самые актуальные направления подготовки для абитуриентов-химиков — фармацевтика, биотехнологии, ИТ и композитные материалы

А у вас когда щелкнуло?

Илья Воротынцев: Довольно рано. Просто дома постоянно были ученые, академики, обсуждали доклады за чаем, и я невольно становился свидетелем и даже участником этих интересных дискуссий. А еще в детстве очень любил приходить к отцу на работу в НИИ. Нет, не опыты ставить — играть на компьютере. Тогда все это было в новинку, дома такой техники не было. Краем глаза я видел все, что происходило вокруг: как люди паяют стекло, создают ректификационные колонны, смешивают какие-то жидкости и газы.

Тринадцать регионов участвуют в проекте РХТУ "Менделевские классы". Сколько уже школьников в деле?

Илья Воротныцев: Сейчас в проекте 31 класс в 23 школах. Это более 700 школьников из Нижегородской области, Удмуртии, Иркутской области, Чеченской республики… Стартуем с восьмого класса. Как все происходит? Мы работаем вместе с партнерами — отраслевыми компаниями, регионами, школами и местными региональными вузами. Мы разработали "Mendeleev Box" — наборы лабораторной посуды и реактивов, которые отправляем в регионы. Плюс наше методическое сопровождение, причем не только по химии, но и математике ,и еще ряду специальных дисциплин.

Вы так отбираете себе абитуриентов?

Илья Воротынцев: Менделеевские классы — это не выкачивание кадров из регионов, а наоборот — для нашего университета это социальный проект, целевая подготовка школьников для отрасли, чтобы ребята не боялись идти работать на химические предприятия. Мы поддерживаем и развиваем интерес школьников к химии. В каждом из регионов проекта есть свой опорный вуз с химическим факультетом. И отлично, если выпускники будут поступать именно туда. Более того, теперь ведь необязательно уезжать в столицу, чтобы учиться в РХТУ: сетевые программы позволяют обучаться сразу в нескольких вузах. Мы готовы кооперироваться с отраслевыми партнерами, открывать еще больше классов, будем обязательно расширять этот проект не только в нашей стране, но и за рубежом.

Есть реакция

Чем сейчас "горят" руки и глаза у ректора и команды?

Илья Воротынцев: У нас действительно команда. Я четко понимаю, что за мной плотными рядами стоят и опытные, и молодые ученые, преподаватели, которые готовы брать на себя ответственность за научные идеи, за производственные работы. Аа главное — за подготовку специалистов для химической отрасли. Задача для России — приоритетная. Особенно сегодня.

У вуза серьезная научно-техническая экспертиза. Мы, к примеру, участвовали в подготовке стратегии развития химической отрасли с Минпромторгом, включая малотоннажную химию. Сейчас РХТУ участвует в создании нескольких заводов по переработке отходов первого и второго класса опасности: в нашу задачу входила разработка технологии и авторский надзор, проект уже прошел Главгосэкспертизу оборудования.

И ваши выпускники будут там работать?

Илья Воротынцев: Конечно. Они сильны не только в науке, но и в инжиниринге, и в цифровых технологиях. Больше скажу: у университета есть собственное производство малотоннажной и микротоннажной химии — химических продуктов в небольших количествах. Они востребованы везде: от фармы до микроэлектроники. Такие производства имеют большое значение для восстановления технологических цепочек.

Ученые говорят: в науку идет мало денег. Вам средств на все разработки хватает?

Илья Воротынцев: Наука, сколько бы ни было денег, все равно будет ощущать дефицит средств — это факт. Но в РХТУ достаточно современного оборудования, на котором выполнять научную работу в удовольствие. А если чего-то нет, то помогут коллеги из других организаций.

Наука сегодня — коллективный труд. Мне кажется, сейчас очень правильное время для организации консорциумов, сообществ, когда мы вместе решаем большую задачу, например, по развитию отечественной фармацевтики, нефтегазового сектора или отечественной микроэлектроники. Один вуз не сможет совершить прорыв. А прорыв очень нужен! Поэтому мы активно работаем с разными университетами, плотно сотрудничаем с предприятиями. По сути, студент учится и у нас, и у индустриальных партнеров — крупных химических и нефтехимических компаний, предприятий фармацевтической отрасли и многих, многих других. Все повернулись друг к другу лицом. Мы выбираем коллаборацию вместо конкуренции. Уверен, что это позитивно отразится, как на высшем образовании, так и на экономике нашей страны.

Визитная карточка

Илья Воротынцев, 41 год. Профессор, доктор технических наук.

Окончил химический факультет Нижегородского государственного университета имени Н.И.Лобачевского. В 31 год стал самым молодым на тот момент в России доктором технических наук. Был первым президентом Международного союза молодых химиков. Трижды получал грант президента для молодых докторов наук.

Сфера научных интересов — физическая химия. Научная группа под его руководством занимается разработкой новых полимерных "умных" материалов, гибридными процессами газоразделения, разработкой и созданием новых мембранных аппаратов.

27 сентября 2021 года был назначен и.о. ректора РХТУ им. Д.И. Менделеева.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика