full screen background image

«Охрана и контроль не работают»: что поможет предотвратить шутинг в школах




РИА «Новости»

Массовое убийство в казанской гимназии № 175 показало системность проблемы подростковой и юношеской агрессии, которая становится причиной человеческих жертв. В октябре 2018 года после расстрела Русланом Тарасовым школы в Керчи декларировалась необходимость ужесточения правил оборота оружия и усиления охраны школ. Вчера под выстрелами 19-летнего Ильназа Галявиева вновь погибло 9 человек — 7 учеников, учительница и сотрудница школы, в больницы доставлен 21 человек. Эксперт по безопасности «Клуба умной безопасности Максима Беренова» для детей, подростков и родителей Анастасия Беренова на своей странице в Facebook назвала более действенные меры по исправлению ситуации, чем усиление охраны и мониторинг соцсетей школьников:

«Из того, что я уже нашла/прочитала, что на страничках ВК было много сигналов, говорящих о отверженности, непопулярности, но опять же самое важное здесь — не пытаться абсолютизировать найденную причину. Поэтому начну опять с того, что НЕ работает.

1. Уповать на турникеты и охрану.

Сколько их должно быть? Два, три, забор с проволокой? Если человек захочет, он найдет способ зайти в помещение с оружием. Не подсказываю, но например, в окно первого этажа. При этом с каждым новым турникетом теряется положительный образ школы — именно то, что может остановить.
Про положительный образ школы отступление, хоть и не в тему, но накипело. Рассказывают мне, что в школе детям во дворе после уроков запретили гулять. А я прям говорю, как они будут решать проблемы в классе (там травля и конфликты, вызванные незнанием как общаться), если у них нет позитивного опыта контакта вне уроков, например игры на школьном дворе? Зато место, на котором сидят, у завуча прикрыто и как-бы-чего-не-вышло в действии.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

2. Мониторить странички в социальных сетях.

ЭТО работает обратным образом! Представьте, у вас проблема с общением, вы ученик класса 7-8, у вас прыщи и низкая самооценка, мало друзей и есть признаки начинающейся депрессии, короче, вам плохо. С родителями общаться не получается или не хочется, потому что вы вошли в период сепарации, и это нормально. У вас есть классный руководитель или учитель, который занимается с классом. Вы расскажете о своих проблемах человеку, который просматривает странички через приложения и пишет отчеты? Нет, конечно. Чтобы у человека была возможность опереться на взрослого вне семьи, нужно, чтобы этот взрослый: хотел и умел быть авторитетным взрослым. То есть перед педагогикой стоят совершенно иные задачи, нежели сейчас пытаются поставить.

3. Списывать все на буллинг.

Я сама работаю с буллингом и очень боюсь, что на волне нового события поднимутся неумелые борцуны с явлением, а также, что любой конфликт или отшельничество, непопулярность будут называть буллингом. Этого и так уже полный амбар, будет еще. Чем плоха такая абсолютизация? Мы не видим комплекс проблем, мы не видим систему закономерностей. К тому же подогреваем вину остальных — это они не так посмотрели, обозвали и все!
К тому же остается один из самых важных факторов за кадром — отношения в семье, эмпатия, принятие.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

4. Запрещать информацию или создавать тепличные условия.

Важнее этого и первично — дать навыки и способы выдерживать трудности и справляться с внутренними демонами, болью и переживаниями. Этому важно и нужно учить детей и подростков!

5. Вводить новые контролирующие должности.

РИА НовостиЧто нужно сделать прямо вчера:

1. Реформу психиатрической помощи и диагностики, снять стигму с диагнозов.

Несколько рисковых категорий, которым нужно уделить профессиональное внимание: людям с травматическим опытом и психопатией. Не буду углубляться в диагнозы, это не моя компетенция. Сейчас, к сожалению, очень много вопросов к амбулаторной помощи (например, какого рожна ребенок, попадающий в больницу с суицидальным риском, лишается личных вещей — одного из самых поддерживающих факторов? Не у нас, но в Тюмени есть, про нашу область не знаю, сразу отправляю платно), к тому, что родители, даже зная диагноз, избегают лечения (ой, вредные же таблетки, а с ним все норм), или назначаются лошадиные дозы, потому что это попытка подавить невыносимое для взрослого, но важное жизненное у подростка.
Итак, снять стигму и повысить уровень помощи для подростков. А психологам хотя бы выучить МКБ-10.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

2. Дать информацию для родителей и педагогам по внешним признакам расстройств, депрессий и зависимого поведения.

Чуткий педагог должен не по страничкам лазить, а наблюдать за ребенком здесь и сейчас, быть открытым для диалога, принятия и обладать знаниями, в том числе инструкцией, что делать, которая написана разумно.

3. Работать с травлей в коллективах комплексно, честно и открыто, не заметая под ковер.

Мое абсолютное убеждение — службы медиации должны быть независимыми от школ, финансироваться из фондов и иметь нужный уровень компетенции. То есть это не просто психологи, это опыт+знания+терапия+супервизия, при чем знания еще и по психиатрии, виктимологии, криминологии. Есть идеи, попробую внедрять, пока что мы это делаем от случая к случаю бесплатно, но, конечно, надо понимать, что компетенция как школьного психолога, так и такой службы требует очень большой зарплаты и вложений. Потому что хотя бы одна личная терапия в месяц и одна супервизия в месяц это 10000, и такую сумму можно безболезненно выложить из дохода специалиста.

4. Формировать, уж простите за банальщину, положительный образ школы.

Нет, конечно, я не верю, что стрелков замотивировали анекдоты про Вовочку, который школу взорвал, но такое чувство, что в образовании сейчас колоссальное напряжение.

5. Создавать прозрачные и честные социальные лифты.

Потому что обратная сторона их отсутствия — это безнадега, токсичное лидерство (добейся или пропадешь) и низкая ценность жизни.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

6. Говорить о ценности жизни.

Да. Вообще тут много всего конечно, умение справляться с трудным, да. Внедрять программы по эмоциональному интеллекту и прочее. Конечно про семью много всего еще. Нет никакого портрета семьи, где выросли стрелки, но радость от жизни и ощущения что ты нужен это всегда всегда всегда должно быть. Я не знаю что здесь делать. Просто не знаю. Давить правилами, как жить, семью и школу нельзя. Никого нельзя. Уметь слушать себя — это путь личной терапии опять же, а те, кто не готовы, их куда? Видимо, стоит уповать только на постепенное взросление общества.

И да, ситуация может быть изменена только тогда, когда вместо контроля многослойного будет со-присутствие и со-принятие авторитетных взрослых, такая педагогика настоящая, а не вот это все как-бы-чего-не-вышло».

РИА Новости

Фото: РИА Новости

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика